Русская философская мысль: из хаоса – в космос

1 Апр 2012
Рубрика  Образы России

Когда впечатляющие достижения русской науки ХХ века и мировой науки вообще станут скорее культурным феноменом и предметом познавательного чтения юного школьника, когда человеку не будет надобности неустанно заботиться о своём пропитании и быте, тогда, возможно, ему начнут открываться истины, изложенные в учёных трудах великих русских философов, тогда придёт время для их близкого к правде понимания и реализации.

Русская философская мысль развивалась не так стремительно, как западная, но по глубине рассмотрения вопросов, по масштабности проблематики ещё до конца и не оценена. Возможно, причиной тому – некоторая специфичность мысли, рождённой в «загадочной русской душе», держатель которой то «грешит бесстыдно, беспробудно», то сторонкой и тайком пробирается в Божий храм, чтобы молиться, припадая к заплёванному, затоптанному полу.

Как всякое искусство (самопознание), русская философия появляется вместе с письменностью и христианством, сразу выделившими человека из рода, из себе подобных (даже если письменно и обратное).

Природа человека, государственная власть, законы социума начинают толковаться и обсуждаться именно в этот период. И тогда же, прямо у истоков, возникает идея-стержень, породившая как последователей, так и «спорников»: Москва – Третий Рим. Её рождение приписывается старцу псковского Елеазарова монастыряФилофею.

Новым этапом осмысления действительности становитсяпериод правления Петра и послепетровский период, «перетряхнувшие» слежалые ценности на предмет «пригодности к делу и развитию». Истинно прогрессивные деятели – М. В. Ломоносов и А. И. Радищев и другие – распространяют идеи деизма, признающего реальность Бога, но скептически рассматривающего всякую чудесность и фанатизм, основанный на догматах.

В глазах Ломоносова человек становится действительно «подобием Божиим», имеющим волю и возможность действовать и отвечать за собственные поступки, а не за странную предопределённость, в которой он не волен.

Такое высвобождение человека, его воли, возможностей дало силу новым – оригинальным – идеям, а с ними – зарождению основ гражданского общества, чей прообраз – новгородская вольница – казался уже «романтическим туманом». Фактическое тому подтверждение – деятельность и идеидекабристов и «сумасшедшего» философа Петра Яковлевича Чаадаева (1794-1856).

Чаадаев называл себя христианским философом, подразумевая ориентацию на главные заповеди, изо дня в день нарушаемые и светским, и религиозным сообществами в России. В 1829-1831 гг. Чаадаев создаёт «Философические письма», в которых с болью и недоумением говорит о строе российской жизни, о её двуличии как всеми принятом «законе игры».

Византийская роскошь и самое подлое, самое грязное рабство, способность народа умереть «за веру» и церковный обман как ещё одна форма духовного рабовладения, двоемирие законов, власть не истины, а слуха, сплетни, расположения… «Тусклое и мрачное существование», которое ничто не оживляет, кроме злодеяний – таков вердикт Чаадаева России. Более того, он говорит о генетической нашей предрасположенности ко всему сказанному, утверждая, что в нашей крови есть «нечто, враждебное всякому истинному прогрессу».

П. Я. Чаадаев стал новой «точкой отсчёта» для русской философской мысли: его идеи вызвали такой небывалый резонанс, что практически раскололи общество на 2 части – сторонников западного пути России и сторонников особенного, своеобычного пути развития, западников и славянофилов. В самих же письмах Чаадаева содержались идеи, подкрепляющие и одно, и другое направление, но гармонично связанные.

Следующей беспримерно выдающейся фигурой не только русской, но мировой мысли явился в XIX веке Лев Николаевич Толстой (1828-1910). Ещё один, после Ломоносова, человек-«университет», Толстой обладал не только мощнейшей знаниевой базой, но невероятной способностью к анализу и парадоксальной для современного человека способностью к критическому осмыслению всего. Будучи молодым, Толстой сказал однажды, что всякий разумный человек, задумавшись о жизни и мироустройстве, должен совершить суицид – это единственно возможное достойное решение не «замарать себя миром».

Однако само противоречие между  несправедливостью мироустройства и  способностью это осознавать приводит его к мысли о назначении человека – совершенствоваться и совершенствовать мир.

Толстой ещё более радикально, чем Ломоносов, отрицает весь богословский аспект веры, чем навлекает отлучение от церкви, но с удесятерённой силой взывает к её человеческому аспекту. Поэтому он помогает староверам эмигрировать в Канаду, поэтому приходит к «христианскому социализму», отрицая любые насильственные методы улучшения жизни как ни к чему не ведущие (в чём оказался бесконечно прав!).

Толстой признаёт реально действенной лишь одну власть – власть духовную и духовности. Когда каждый будет чувствовать чужую боль как свою, не понадобятся законы, тюрьмы и государства.

Век ХХ продолжил традицию духовных исканий Толстого, Достоевского, и мысль переломного этапа русской истории воплотилась в трудах религиозных философов Н. А. Бердяева, В. Соловьёва, Д. Мережковского, П. Флоренского.

В ХХ веке на русской почве появляется ещё одно уникальное философское направление – русский космизм, научно-идеальная теория всеобщей взаимообусловленности, всеединства. Имена космистов говорят сами за себя – В. И. Вернадский, А. Л. Чижевский, К. Э. Циолковский.

В. И. Вернадский, создатель биогеохимии, создал учение о биосфере и ноосфере, предвидя главные пути развития человеческой цивилизации – создание единой информационной системы, открытие бесконечных источников энергии, победу демократий, постепенное вытеснение физического труда интеллектуальным и научным. Единственным «недостатком» его феноменального академического предвидения был «неумолимый оптимизм», столь свойственный гениям…

Все названные имена – имена титанов русской философской мысли. Пока равных им не появилось в новой истории. А может быть, в этом нет необходимости? Ведь мы ещё и не приступили к освоению того богатства, что они нам оставили.


»


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>